Авторизация:

Теймураз Хишба: «Мы открыты для мира, и мы хотим, чтобы мир был открыт для нас»

Теймураз Хишба: «Мы открыты для мира, и мы хотим, чтобы мир был открыт для нас»
18 Октября 2022 11:53 250
Апсадгьыл-инфо, 18 Октября 2022 г.  

Министр туризма Теймураз Хишба дал интервью программе “Расскажи Милонову” на телеканале RT.

Ведущий программы - Виталий Милонов, депутат Государственной Думы РФ. Название выпуска: "Абхазия и Россия - верные друзья". 

— Теймураз Владимирович, вот вы - главный в Абхазии за туризм, правильно я понимаю?

— Ну, я бы так не сказал! Я, наверное, возглавляю то министерство, которое помогает людям заниматься туризмом. И в большей степени мы болеем за то, чтобы наши граждане, наши бизнесмены, предприниматели зарабатывали деньги, развивались. Я бы не назвал себя главным по туризму.

— Есть ощущение, что туризм является одной из основных сфер экономической деятельности в Абхазии?

— Без ложной скромности, с уверенностью могу сказать – конечно, туризм является основной сферой деятельности в Республике Абхазия, безусловно!

То есть, будучи министром туризма, Вы ощущаете, что от вашей эффективности зависит в том числе и наполняемость бюджета и занятость населения.

— От эффективности коллектива Министерства, в котором я работаю, зависит многое.

— Давайте, подумаем. Абхазия – для нас, россиян, безусловно, туристическое направление. Как бы Вы сами позиционировали Абхазию в некой туристической оси координат? С какими из популярных туристических стран Вы бы её сравнили?

— Вы знаете, я на самом деле ушел бы от сравнения Абхазии с другими странами. Мне кажется, что здесь имеет смысл говорить о чувствах, воспоминаниях. Я бы назвал Абхазию страной детства, страной теплых воспоминаний об отдыхе в детстве. Я не хочу никого обидеть, но я все-таки скажу – Абхазия была курортом №1 в Советском Союзе.

— Отсюда, можно ли сказать, что Абхазия в том числе рассчитана на семейный отдых?

— Безусловно! У нас уникальные климатические условия, богатейшее историко-культурное наследие. Достаточно маленькая, компактная республика. Вы в течение нескольких часов можете, в принципе, посетить основные достопримечательности нашей республики. Это очень удобно! И конечно, если мы говорим о семейном отдыхе, мне кажется, здесь, после посещения Абхазии, после того как люди окунутся в незабываемую атмосферу абхазского гостеприимства, теплые воспоминания о республике останутся у них надолго. У нас почитаются, поддерживаются семейные ценности, и это очень важно.

— Хорошо. А если мы возьмем молодежь, может ли она, приезжая в Абхазию, чувствовать себя тут комфортно, отдыхая, скажем так, по-молодежному?

— Вы знаете, будучи откровенным с вами, я скажу, что, наверное, в Абхазии не так много развлечений для молодежи. Да, у нас есть экстремальные виды туризма, морской туризм, пешие прогулки и так далее. Но мне кажется, что Вы имеете в виду нечто другое. Мы над этим работаем и, я думаю, в будущем Абхазия сможет представить весь спектр услуг для наших туристов.

— Скажите, что касается гостиниц, в каких местах проблем с ними нет, а где еще предстоит их строить?

— Наверное, с моей стороны будет правильно сказать, что столицей туристической Абхазии является город Гагра. Там в этом смысле все в порядке – на любой вкус, на любые возможности предоставляются места размещения. Также в этом смысле неплохо работают наши отельеры в Новом Афоне. На мой взгляд, они не отстают от отелей Сухума – столицы нашей республики. Что касается Восточной Абхазии – Очамчырского, Ткуарчалского и Галского районов, то они сильно уступают. При этом Очамчырский район очень перспективный. Там предстоит много работы, и я уверен, в будущем Очамчыра станет особенным местом для посещения наших гостей.

— Вспоминая, например, некогда популярные направления Турции для россиян, мы помним, что все-таки там был большой инвестиционный такой всплеск, который и породил вот эту индустрию турбизнеса в Турции. Скажите, а в Абхазии вы вообще видите перспективу инвестиционного сотрудничества и строительства новых локаций для туристических зон?

— Руководство страны сделало ставку именно на такой спектр развития. Конечно, мы надеемся на инвестиции. В Абхазии достаточно комфортные климатические условия. Достаточно комфортный климат для инвестиций. И, вы знаете, они есть! И на самом деле у нас строятся очень серьёзные места, в той же Гагре, достаточно серьезного уровня, которые, мы сегодня это можем сказать с уверенностью, это 4 звезды, не турецкие, а мировые 4 звезды! Такие отели уже в Абхазии есть. А это инвестиции. Откуда деньги? Это все инвестиции!

— То есть, вот этот миф, существующий, что там греха таить, из далеких 90-х, о том, что инвестиции в Абхазию крайне опасны, вы считаете, он уже несостоятелен?

— Абсолютно! Абсолютно!

— Вы знаете, что сейчас в России очень популярны инвестиции в строительство апарт-отелей. Это, когда небольшая компания финансирует строительство какого-то объекта, а людям предлагается долевое софинансирование.

Как вы считаете, будет ли это перспективным направлением для Абхазии, когда люди смогут вскладчину финансировать строительство новых отелей или новых апартаментов?

— Я думаю, да. У этого направления есть будущее в Абхазии.

— Ведь, посмотрите, Сочи – там это сплошь и рядом! Но Сочи, мне кажется, уже перенасыщено! Сочи уже не вмещает всех желающих. И что стоит людям чуть-чуть съехать поюжнее – в Абхазию?

— Вы сейчас упомянули нами всеми любимые Сочи. Я хотел бы напомнить, освежить в нашей памяти тот факт, что в 1898 году на имперском совете в Санкт-Петербурге было принято твердое решение найти на территории Российской империи место, которое привлекало бы всю российскую знать, так же как Ницца и Монте-Карло. То есть, речь шла о том, чтобы не вывозились деньги. И вот эту комиссию возглавил принц Александр Петрович Ольденбургский, ближайший родственник Николая II. И была выбрана Гагра. Это уникальное место! Это самое теплое место на всем Черноморском побережье, самая узкая полоса между горами и морем. И там в 1903 году Александр Петрович Ольденбургский открыл климатическую станцию, куда приехала вся российская знать, а позже, в 1912 году, Гагру посетил Николай II. К чему я это говорю? Я думаю, они были далеко неглупые люди! У нас уникальные природные условия.

В Абхазии самое больше количество пресной воды на душу населения в мире! В Абхазии самое большое количество карстовых пещер на квадратный километр, 4 из 10 самых глубоких пещер находятся в Абхазии! Я не говорю уже об особенном субтропическом климате. Мы иногда шутим: обратите внимание, переходя российско-абхазскую границу, что справа растут мандарины, а слева - нет!

— Точно! Кстати, заметьте, мандарины с нашей стороны не растут, да.

— Это уникальное явление. И многое-многое другое. В конце концов, Вам, как опытному и известному человеку, известно, что в Абхазии самое большое количество государственных дач первых лиц Советского Союза. Наверное, это тоже не случайно. Так вот, я думаю, что Абхазия — это Клондайк, в том числе для инвестиций, для бизнеса и вообще для развития туризма.

— Да, ведь так и получается, что еще недавно многие наши предприниматели шутили, что в Абхазию они «не хотели бы инвестировать, лучше они будут инвестировать в Италию и Францию». Но как оказалось, не в Абхазии отнимают недвижимость, а в Италии и Франции отнимают. Причем, безапелляционно, без суда и следствия.

— Да.

— Скажите, как министр, какой объем туристического потока? Сколько людей приезжает отдыхать из России?

— Рекордным был 2021 год. Порядка полутора миллионов человек посетило Абхазию. Это достаточно большая цифра. Ну, если вы позволите, я чуть-чуть подробнее остановлюсь на этом.

Наши российские коллеги иногда приводят цифры от 5 миллионов до 5.5 миллионов человек. Но это неверно. Скажу, почему. До 90% жителей Республики Абхазия являются гражданами России. И при переходе границы их регистрируют. Даже когда я перехожу туда и обратно, меня считают...

— Россиянином?

— Конечно, как приехавшего на курорт. Так вот, реальная цифра – это около полутора миллионов. В этом году, конечно, мы подсчитывать еще будем, у нас есть время до конца октября. Но уже можно сказать, что эта цифра превышает миллион.

Мы не дотянули, к сожалению, до прошлого года. Тому есть несколько причин. Май и июнь были очень дождливыми. Сегодня люди следят за прогнозом погоды в интернете и выбирают время, когда было бы комфортно поехать.

— Что мешает увеличить количество туристов? Ну, кроме погоды, конечно.

— На данном этапе развития Абхазии мы больше принять и не сможем. И когда я говорю о перспективах Очамчырского района, я имею в виду, что там должны строиться современные места отдыха. У нас пока просто больше койко-мест нет. Если мы будем развивать Восточную Абхазию, а мы надеемся, мы уверены, что это произойдет в ближайшее время, откроется аэропорт, то картина может измениться полностью.

— А вот с этого момента поподробнее. В Абхазии всегда был аэропорт.

— Да. Один из лучших аэропортов.

— Причем, взлетно-посадочная полоса двунаправленная, в отличие от Сочинского.

— Да. Принимали несколько самолетов одновременно.

— Таким образом, еще до недавнего времени, из-за санкций и международных ограничений наши компании не могли сюда летать.

— Да.

Иначе бы их лишили международных лицензий. Но сейчас они и так лишены. Что мешает?

— Вы имеете в виду Всемирную организацию гражданской авиации, она находится в городе Бостоне. Проблема в том, что, если бы сюда прилетали самолеты тех или иных компаний, они были бы арестованы. Мы искали разные пути, чтобы обойти заперт ИКАО. Может быть, создать абхазскую авиакомпанию, и чтобы она летала только в Россию и обратно... Между прочим, это достаточно используемый прием. Как вы знаете, есть авиасообщение между Северным Кипром и Турцией.

— И причем очень много летают.

— Да, очень много летают. Как вы правильно сказали, сейчас немного парадигма изменилось в мире. Мы надеемся, что аэропорт заработает. Это очень сильный импульс для развития Восточной Абхазии. Я с горечью это говорю, но восточные районы Абхазии пока что депрессивные, дотационные. И это при том, что там немало возможностей для развития туристической отрасли. Там много уникальных природных объектов, памятников христианства и многое другое. Между прочим, в Восточной Абхазии два храма, которые вполне могли бы быть включены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Но по политическим причинам они не включены в него. Это Моквский и Елырский храмы. То есть, нам есть, что показать, нам есть, что рассказать миру.

Знаете, если говорить словами нашего великого соотечественника Фазиля Искандера, то «на большом ковре человеческой цивилизации есть маленький цветок. Безусловно, без этого цветка цивилизация и наша планета будут развиваться. Но чего-то будет не хватать». И вот, мне кажется, «чего-то», той маленькой изюминки на этом ковре великолепия может не хватать, если мы забудем, что в Абхазии колоссальный потенциал. И Абхазию должны видеть. Мы открыты для мира, и мы хотим, чтобы мир был открыт для нас.

—Я надеюсь, что с аэропортом будет все хорошо, и когда-то этот вопрос решится... Но сейчас существует, в общем-то, один способ попасть в Абхазию — это через автомобильный пункт пропуска Псоу.

— Да.

— Там, как бы сказать, тесновато. То есть, надо закладывать пару часов иногда, чтобы пройти этот КПП. Есть ли перспектива расширения?

— Буквально в мае наша делегация ездила в Государственную Думу РФ. Там прошло совещание, на котором присутствовали не только депутаты, но и представители таможенных органов, ФСБ, СГБ Абхазии и др. Я тоже входил в состав абхазской делегации. Было принято решение создать комиссию по вопросу упрощения пересечения границы.

Некоторые считают, что границу нужно вообще убрать, как с Белоруссией. У некоторых другое мнение. Мы считаем, что режим пересечения границы можно упростить, а КПП расширить, чтобы увеличить пропускную способность. Я уверен, наши российские партнеры нас поймут и пойдут навстречу. Мы ждем в ближайшее время результатов.

— Это было бы большим подспорьем для туристического сервиса.

— Безусловно.

— Согласен с Вами. Как Вы считаете, в ближайшее время Абхазия сможет стать в России местом №1 для выездного туризма?

— Скажу вам откровенно, если это произойдет, а это все же произойдет, я не буду удивлен.

Даже без ввода санкций в отношении России, до начала специальной военной операции Абхазия стабильно входила в четверку стран, чаще и больше всего посещаемых россиянами.

— Еще такой вопрос немаловажный. Многие российские туристы, как бы Вам сказать, любят разные цифровые сервисы. Глупость, конечно, но приятная. Заказать машину, забронировать отель, билеты, Tourist pass, который дает возможность иметь абонемент для посещения. Есть перспективы этого в Абхазии?

— Да, конечно. Несколько компаний занимаются этими проектами, даже один коммерческий банк. И я думаю, в ближайшее время, система эта будет работать на территории Абхазии.

— Есть еще одно пожелание от многих российских туристов. Опять же, видите ли, избалованные российские пользователи кредитных карт любят платить с телефона, не переводом, не прикладывая телефон, а просто так. Есть ли перспектива?

— Да, конечно, есть. И это работало. Сейчас с этим есть какие-то проблемы, но ничего нерешаемого в этом нет. Проблем не будет. И наши гости спокойно пользуются картами, снимают деньги, оплачивают в магазинах и т.д. В этом году, между прочим, был побит финансовый рекорд по обороту денег на территории Абхазии российскими картами.

— Ну да, ведь так удобно, поскольку у нас единая с вами валюта.

— Вы знаете, Абхазия во всех смыслах удобна. Вы можете попасть на территорию Абхазии с простым общегражданским паспортом; нет языковых барьеров; рублевая зона; нет и не было и никогда не будет религиозных распрей; россиянам здесь всегда рады и всегда ждут.


Для того, чтобы оставить свой комментарий, Вам необходимо авторизоваться!
Авторизация: