Авторизация:

Рауль Лолуа: Тбилиси скрывает свои намерения и обходит тему начала войны

Рауль Лолуа: Тбилиси скрывает свои намерения и обходит тему начала войны
29 ноября 2022 19:29 18138
Апсадгьыл-инфо, 29 ноября 2022 г.  

Ветеран ОВНА, кавалер ордена Леона, председатель РОО «Наш дом Абхазия», генерал-майор Рауль Лолуа дал интервью газете «Независимая Республика».

Говоря о военно-политической ситуации вокруг Абхазии в данный период, нас интересует в первую очередь ваше мнение как военного, как ветерана Отечественной войны народов Абхазии и человека, который многие годы возглавлял специальные подразделения, о том, что мы сейчас переживаем.

- Рауль Валерьевич, как вы оцениваете степень вероятности вооруженной агрессии со стороны Грузии в эти месяцы и дни?

- Планирование и подготовка к акту агрессии проводятся задолго до введения вооруженных сил. Разрабатывается концепция, стратегия, составляются мобилизационные планы, определяется тактика ведения военных действий и только потом применяются вооружённые силы. Весь этот комплекс подготовки мы сегодня наблюдаем в Грузии.

Войны не начинаются незаметно, это не компьютерная игра. Давайте поговорим о признаках, которые предшествуют полномасштабному началу войны. Они давно известны. Это – наращивание и передислокация вооруженных сил, стягивание армии к границе, проведение командно-штабных учений, подготовка благоприятных политических и экономических условий, накопление оружия, боеприпасов и запасов продовольствия, активизация разведдеятельности, рост уровня провокаций и напряженности на границах, сопровождаемые острыми политическими заявлениями и т.д. Все это мы уже неоднократно проходили.

Официальный Тбилиси скрывает свои намерения и обходит тему начала войны. Но при этом взаимодействует с европейцами по военным вопросам, особое внимание уделяя углубленному сотрудничеству с блоком НАТО. Называя их союзниками и партнерами. Дополнительно разместив недалеко от нашей границы военные базы в Сенаки, Поти, Кутаиси, которые прикрывает определённый контингент в Зугдиди, выполняя замаскированные полицейские функции. Пока вот так.

- Первый фактор предстоящей войны, который вы назвали — это передислокация и они тоже знают о том, что мы так или иначе отслеживаем эти передвижения, но ведь они могут сделать и неожиданный марш-бросок, скажем во время учений. И какой у них для этого военный потенциал?

- Мы помним, как началась наша война. Под предлогом охраны коммуникаций Грузия в 1992 году ввела на территорию Абхазии силы национальной гвардии. Нас уже не проведут. Мы внимательно отслеживаем любое перемещение на их стороне. Оценивая военный потенциал, можно уверенно сделать выводы, что он достаточно высокий. Мы выиграли войну, но, к сожалению, не смогли разбить их боевые возможности. Поэтому все послевоенные годы нам приходилось неоднократно сталкиваться с грузинскими вооружёнными формированиями. С окончанием войны Грузия продолжила вооружаться, наращивать свой военный потенциал, уже с помощью стран НАТО, Украины и других государств. Даже после очередной проигранной войны 2008 года они не стали отказываться от наличия вооружённых сил и продолжили военную реформу. Импорт военной техники, современного вооружения и военный бюджет увеличивался. В наличии появились современные средства связи, поражения бронированной техники, системы ПВО, они запустили собственное производство БПЛА и открыли под это учебный центр.

Кстати, недавно завершились учения, которые прошли с участием специальных сил Турции и Азербайджана. На них отрабатывалась тактика ведения современного боя, с применением малых тактических групп и беспилотников на примере Нагорного Карабаха.

Кроме того, уже анонсировано начало подготовки к интернациональным учениям, совместно с военным командованием США, которые пройдут летом 2023 года. Это крупные учения, в рамках которых отрабатываются маневры по повышению готовности подразделений и улучшению оперативной совместимости. В них будет задействовано более 3 тысяч человек из 14 стран мира. Туда будет переброшена тяжелая военная техника, танки, БТРы и так далее. То есть вооруженные силы Грузии находятся в постоянных тренировках, учениях и боевой готовности. Им оказывается финансовая, политическая и военная поддержка.

Между тем, несмотря на то, что сегодня грузинские вооруженные силы готовы к марш-броскам, к началу боевых действий, для победы этого явно недостаточно. Постараюсь объяснить.

Во-первых, они прекрасно помнят, к чему приводят такие «экспедиции», в первую очередь по опыту 2008 года.

Во-вторых, и это главное условие, которое их сдерживает - это наличие действующих стратегических союзнических отношений Абхазии с Россией и наши совместные договорённости по охране границ и оказанию военной помощи в случае вторжения.

В-третьих, - даже если ли бы они решились вновь напасть на Абхазию, сегодня у них недостаточно доверия к своим союзникам. Страх что их снова «кинут» очень велик.

В-четвертых - их сдерживает моральный дух народа Абхазии, патриотизм и любовь к родине, готовность отдать жизнь ради ее спасения. В конечном итоге важную роль играет фактор территории, где мы являемся хозяевами на своей земле и знаем каждый клочок, данный аспект всегда имеет значение. Все эти причины и определяют опасность, которая грозит им в Абхазии. Рисовать стрелки наступления на картах в штабе это одно, а ведение реальной войны — это совсем другое.

- Влияет ли на ситуацию в Абхазии геополитическая обстановка?

- Конечно, влияет. С учетом геополитической обстановки, которая очень быстро меняется, нам надо готовиться к различным сценариям. Ну, кто думал, что распадется Советский союз и многие административные границы станут государственными, зачастую превратятся в горячие точки? Это произошло. Кто думал, что России, которая является ядерной державой, придется воевать? Это произошло. Что будет дальше сложно прогнозировать, но я думаю - наши проблемы только начинаются. Зеленский уже не раз предлагал военную помощь Грузии, если она решится открыть второй фронт. Может ли, например, Евросоюз гарантировать нам безопасность, если грузины воспользуются этим предложением?

Абхазия, находится рядом с театром военных действий. Поэтому нам надо открыто проговаривать с союзником сценарии и угрозы, которые могут возникнуть на наших границах. У нас есть хороший опыт, где спецслужбами Абхазии и России безупречно была обеспечена безопасность проведения Сочинской олимпиады.

В 2001 году нашим вооруженным силам удалось обнаружить в горах и вступить в бой с отрядом Гелаева, который планировал прорваться в Россию. Подобных операций, где российские и абхазские военные совместно решали задачи, было достаточно. Мы всегда надежно прикрывали Российские границы. Об этом нельзя забывать.

Вызовы, с которыми мы можем столкнуться в будущем, напрямую зависят от успеха военной операции на Украине. Нельзя исключать и сценарий, при котором могут развязать войну в Абхазии и Южной Осетии для того, чтобы выйти на южные рубежи России. Поэтому нам надо быть очень бдительными. Конечно, никто не планировал и не был готов к такой затяжной и тяжёлой войне. И не справедливо возлагать всю ответственность на военных. Украинцев много лет вооружали, обучали, накачивали идеологически и они превзошли все ожидания, поэтому и получили гораздо больше западного оружия, чем кто-либо ожидал. И, тем не менее - лучшие армии адаптируются на ходу. Нужно извлечь тяжёлые уроки и побеждать.

- Сложившаяся реалии многое меняют, в том числе изменилось тактика ведения войны вообще в целом в мире. Учитывая эти моменты, какой более вероятный сценарий войны вы видите?

- Мир за последние 30-40 лет полностью изменился. Изменилось и военное мышление. Страны начали принимать национальные военные доктрины, которые определяют направление военного строительства, способы и формы ведения войны. Современные боевые действия начали носить признаки так называемой «гибридной войны» с применением «мягкой силы».

В конфликтах возросла роль интернет-пространства, СМИ, социальных сетей и т.д. Боевые действия, которые мы наблюдаем последнее время, отличаются высокой манёвренностью, динамикой в прорывах на большие расстояния малыми тактическими группами с применений самых современных средств - высокоточного оружия, беспилотной авиации.

Между тем, как и тысячу лет назад, страны собирают информацию о военных возможностях потенциального противника и сравнивают их со своими. Вот здесь и нужны объективные разведанные. Конечно, качество организации вооружения, наличие совершенной техники, амуниции, определяют эффективность боевых действий. Но для победы этого недостаточно. Под боевым управлением неквалифицированного личного состава, слабых командирах и просчетах, все перечисленное выше превращается в груду чужих трофеев.

Военные профессионалы знают, насколько важно правильно сформулировать стратегию ведения войны. В нашем случае мы работаем «от обороны», и чтобы остановить натиск противника нам надо использовать все свои сильные стороны. Одна из них — это местность, наша территория. Мы должны выгодно распорядиться ей в случае начала войны. После 2008 года нам стало легче выстраивать линию обороны. Силы противника, которые находились в Кодорском ущелье, были выдавлены. Поэтому сама природа и водный рубеж создают естественную преграду и сложность для наступающих сил. Надо только грамотно подготовить и выстроить фортификационные сооружения. И поддерживать их в боевом состоянии.

Вы спрашиваете про возможный сценарий войны. Надо понимать, что методы, при которых осуществляется вторжение, выбираются традиционные. Это вторжение по суше, по морю и по воздуху. Но есть свои особенности, все зависит от того, какие цели перед собой поставил противник и какие задачи получили вооруженные силы.

Возвращаясь к доктрине, я считаю, что нам надо прописать заранее правила, по которым мы будем вести войну. Кроме тактики «от обороны», жизненно важно сделать все, чтобы подорвать способность противника продолжать войну или желание начать ее в будущем. Надо готовить вооруженные силы так, чтобы они в случае принятия решения готовы были перейти на территорию противника, разоружить все его военные формирования и привлечь к ответственности тех, кто отдал приказ о нападении.

Теперь рассмотрим наши возможности. По тем договорённостям, о которых я говорил ранее, на территории Абхазии дислоцируются военные базы Российской Федерации, которые в случае агрессии должны принять соответствующие ответные меры. Но Россия сама сейчас ведет тяжёлые бои, и личный состав, задействованный в этих мероприятиях, может быть оторван от Абхазии на неопределенное время. Поэтому наша собственная ответственность и роль возрастают. Для эффективной обороны и защиты наших границ, нужно получить дополнительное вооружение. Помочь нам в этом должна Россия. Надо возобновить переговоры и получить все, что необходимо. В случае же войны, до того момента, пока российские вооруженные силы подтянутся, мы должны рассчитывать на себя. Трое суток — это те дни, которые для нас станут самыми сложными.

- Как должна вестись работа с населением в этом направлении?

- Мы затрагиваем очень важные темы. Людей не обманешь, они все видят и хорошо чувствуют. Я понимаю, что есть тревога и много вопросов. Поэтому мы и проговариваем их сейчас с вами. С населением надо работать. Объяснять профессионально с помощью СМИ, что им нужно делать и как себя вести в случае тех или иных экстремальных ситуаций. Гражданская оборона у нас на низком уровне — это та проблема, которая есть у нашей страны на фоне существующих вызовов. Надо изучать зарубежный опыт. На примере Израиля. У них успешно выстроена система гражданской обороны. Мы должны знать, какие объекты являются безопасными, а какие нет. Возможно, бомбоубежища не понадобятся, но они должны быть готовыми. Чтобы не вызвать панику и неразбериху, у населения должны быть навыки как действовать слаженно в условиях опасностей и кризисов. Это аксиома.

- Бюджет Министерства обороны Абхазии на 2022 год увеличен на 100 миллионов рублей и составляет 566,5 млн. руб. Соответствующие изменения внесены депутатами в закон «О республиканском бюджете на 2022 год» в окончательном чтении. Насколько эта сумма способна удовлетворить современные требования в укреплении обороноспособности страны и куда лучше всего направить эти средства, каково состояние наших вооруженных сил, резерва вооруженных сил, как Вы считаете?

— Давайте посмотрим на военные расходы стран, которые нас окружают. Военный бюджет Грузии более 300 миллионов долларов, Армении более 600 миллионов, Азербайджана под 3 миллиарда. А теперь сравним их с нашим военным бюджетом, который не превышает 9 миллионов долларов. Понимаете разницу? Наши военные расходы должны быть минимум в три раза больше существующих. Тогда можно говорить и о профессиональной контрактной армии, и о закупках современного вооружения, и о многом другом. А сегодня на те средства, которые нам выделяются, надо постараться закупить самое необходимое - средства индивидуальной защиты, бронежилеты, бронешлемы, бронеавтомобили с повышенной проходимостью, кстати, военную амуницию, форму, мы можем шить здесь.

Надо работать над повышением заработной платы военнослужащим. На данном этапе можно найти средства для дополнительных надбавок. Уверен, наши граждане поддержат инициативу, если процент отчислений от платежей во внебюджетные фонды пойдет на поддержку вооружённых сил Абхазии. Мы это в послевоенное время практиковали, поддерживая сотрудников МВД.

Теперь о боевом состоянии вооруженных сил. Хотел бы остановиться на учениях, которые проводятся. Необходимо повысить их роль и уровень боевой подготовки. Учения должны проводиться на местностях и в условиях, максимально приближенных к боевым. Военнослужащие должны закреплять на практике знания и навыки боевого слаживания между подразделениями с применением и использованием имеющегося вооружения, военной техники, и с привязкой к БПЛА, а также отработку различных тактических и стратегических сценариев потенциальной войны.

Считаю, что для повышения обороноспособности страны необходимо реформировать мобилизационную систему и систему подготовки резервистов. Этому вопросу мы должны уделять особое внимание. На местах расположения мобилизационных бригад необходимо организовать огневую, тактическую, медицинскую, индивидуальную подготовку с применением доступных для нас средств и вооружений. Чтобы узкому кругу военных специалистов не наделать ошибок, на уровне командно-штабных учений надо отрабатывать различные сценарии ведения боевых действий. Их роль должна возрасти и опираться на профессиональный подход.

Сегодня необходимо в максимально короткие сроки организовать курсы для тех, кто не служил в армии или служил, но не получил навыки владения оружием. Для этого нужно в военном училище организовать учебный центр и определиться с общей базой военной подготовкой для таких лиц. Необходимо подтянуть и дооснастить специальные подразделения, которые должны выполнять точечные, сложные задачи. Кроме того, для ведения реальной войны нам критически нужен крепкий организованный тыл. Все это колоссальная и тяжёлая работа.

- Рауль Валерьевич, как представитель общественной организации вы намерены продвигать эти инициативы, доносить их до власти?

- Конечно, намерен. А как можно остаться в стороне, когда вся твоя жизнь связана с обороной и безопасностью. Мне не безразлично все что происходит. Я с молодости стоял у истоков зарождения нашего молодого государства и видел своими глазами, с какими сложностями и трудностями приходилось сталкиваться. Участвовал практически во всех военных операциях, которые проводились на территории Абхазии, как во время войны, так и после. И не хочу, чтоб повторялись горькие ошибки, через которые нам пришлось пройти. Те, кому ставить эти вопросы, всегда найдутся. Но моя цель помочь и поддержать. С учетом имеющегося боевого опыта безразлично наблюдать со стороны не получается. Я обязательно буду вносить свои предложения. Кстати, многие уже нашли отражение в этом интервью.

Завершая нашу беседу, хочется заметить, что одних действий энтузиастов недостаточно. Нельзя легкомысленно относиться к данной теме. Это вопрос будущего нашей страны и наших детей. К войне надо готовиться основательно или не готовиться совсем. Середины быть не может. Самые лучшие наши граждане могут погибнуть в первые дни войны, если не будут в достаточной степени вооружены, снабжены, и обучены. Ведь ещё Сунь Цзы сказал: «Правило ведения войны заключается в том, чтобы не полагаться на то, что противник не придет, а полагаться на то, с чем я могу его встретить; не полагаться на то, что он не нападет, а полагаться на то, что я сделаю нападение на себя невозможным для него». Надеюсь, эти слова не требуют разъяснений.

 

 

 

Для того, чтобы оставить свой комментарий, Вам необходимо авторизоваться!
Авторизация:
 
Текст сообщения*
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений